Вступительное слово

Помните, школьный урок литературы?

Входит учитель. Детки встают из-за парт.

- Здравствуйте, дети! Сегодня у нас урок литературы. Посмотрите, всё ли у вас готово к уроку?

…а если это еще и очень добрый(-ая) учитель(-ница), он(она) добавляет:
- Для того, чтобы наш урок прошёл успешно, давайте, улыбнёмся друг другу перед тем, как сесть!

Детки присаживаются, а педагог продолжает:

- Сегодня на уроке мы рассмотрим следующую тему, - при помощи жеста преподаватель обращает внимание учеников к доске. - Прочтите на доске (Писатель………. Жизненная основа произведения …………..). Понятна ли вам, дети, тема урока?

Затянувшаяся пауза указывает на единственный возможный ответ: "нет".

- А почему?

Тишина.

И далее, все зависело от преподавателя. От его умения: либо он объяснял и «разжевывал» тему сам, либо, прибегая к помощи наводящих вопросов, раскрывал в учениках новые рубежи в неисчерпаемых возможностях мышления. Именно от того, по какому пути преподаватель «вел» нас весь урок, мы по-разному воспринимали слова:

- На этом, наш урок подошёл к концу. До свидания.

Поэтому мне совершенно не хочется рассказывать о том, из чего состоит мое творчество. Это еще и в следствии того, что я не испытываю желания научить Вас, дорогой читатель, мыслить так же, как и я. Потому что отношусь к читателю не иначе, как к талантливому, чуткому и умеющему творчески осмыслить прочитанное, индивидууму.

В свое время, сформировать отношение к читателю, мне помогли слова С. Я. Маршака. Он писал: «Литературе также нужны талантливые читатели, как и талантливые писатели. Именно на них, на этих талантливых, чутких, обладающих творческим воображением читателей и рассчитывает автор, когда напрягает все свои душевные силы в поисках верного образа, верного поворота действия, верного слова. Художник-автор берет на себя только часть работ. Остальное должен дополнить своим воображением художник-читатель».

Процесс написания книг для меня – это всегда беседа с читателем, где читатель непременно талантлив, внимателен, обладает творческим воображением. И это не пафос. Ведь те, кто читает, пусть даже неосознанно, но уже вовлечены в волшебный процесс познания, в отличии от тех, кто считает, что чтение – пустая трата времени. В силу того, что во время прочтения моих произведений не требуется повышенного, заостренного внимания ( которое у Вас, дорогой читатель, уже сформировалось за годы жизни), я надеюсь, Вы с легкостью уясните мою позицию, как автора и непременно сможете понять характер, поступки, внутренний мир моих героев.

 

И еще, когда Достоевский заканчивал свою знаменитую речь, он обратил внимание слушателей к А.С.Пушкину, который «бесспорно, унес с собою в гроб некоторую великую тайну. И вот мы теперь без него эту тайну разгадываем». Если бы хоть кто-то с уверенностью сказал, как разгадать эту тайну, я бы никогда не стал создавать произведения, подобные некоторому однообразному подходу к одному и тому же вопросу – это не для меня. Неимение же однозначного ответа, как разгадать эту тайну, привело в России к тому, что Слово стало означать нечто большее, нежели за рубежом. И, как показатель, та же самая бессмертная формула «поэт в России больше, чем поэт» чудным образом побуждает к одному и тому же чувству хоть эстета, хоть распоследнего двоечника. И пускай даже при этом распоследний двоечник не догадывается об истинном назначении данной фразы....

Так кто же всё-таки станет спорить со мной, что наши русскоязычные читатели не обладают сердцем, зрением и разумом, присущими поэту?

2015 Все права защищены. Виталий Вир